200252927 001"Чаще всего травмы позвоночника получают люди в возрасте от 15 до 35 лет. Их нужно психологически настроить, что жизнь после этого не заканчивается. Если человека нельзя вернуть к активной жизни, его следует адаптировать к передвижению в коляске. Я много беседую с такими больными. Мой личный пример помогает. Несмотря на травму, я женат, у меня двое детей -- двойняшки. Я вожу автомобиль, работаю. Не все здоровые люди успевают за день сделать столько, сколько делаю я" -- Иван Марусевич, руководитель центра реабилитации спинальников "Возрождение-АРС".

Чтобы спасти 26-летнюю Наталью от неподвижности, нейрохирурги сделали женщине сложнейшую операцию, когда она… находилась в коме. Теперь, спустя почти год, Наталья уже пробует ходить.

-- Первый вопрос, который задала, придя в себя в больнице: «Почему у меня привязаны ноги?» -- рассказывает Наталья. -- Хотела ими подвигать, но не смогла. Отец, не зная, как мне сообщить, что я парализована, произнес: «Сейчас, доченька, возьму ножницы и все веревки обрежу». Тогда я даже не представляла, что два месяца пролежала в коме и за это время мне сделали сложнейшую операцию. В первые дни после того, как ко мне вернулось сознание, я не узнавала родственников. Даже не помнила, как меня зовут, что у меня есть восьмилетний сын… Все это мне рассказала сестра. А через две недели я начала ориентироваться в собственной жизни.

… 17 сентября 2003 года Наталья ехала в автобусе из Киева в Полтавскую область на похороны дедушки. До остановки оставалось совсем немного, поэтому женщина прошла поближе к дверям. Вдруг «Икарус» выехал на встречную полосу. Как объяснили позже, уставший водитель задремал за рулем. При столкновении автобуса и КамАЗа пострадали шестнадцать человек. Самые тяжелые травмы оказались у Натальи. Из искореженного автобуса ее пришлось вырезать автогеном.

После аварии Наталью доставили в столичную Больницу скорой медицинской помощи, в которой она перенесла шесть операций. Сейчас же молодая женщина находится в реабилитационном центре, где заново учится ходить.

Наталья сосредоточенно смотрит под ноги, делая шаги по пандусу. Ее руки опираются на ходунки с колесиками, оснащенные тормозами: в любой момент можно остановиться. Реабилитолог страхует женщину символически -- придерживает за задние кармашки джинсов.

-- Большинство пациентов с такими травмами позвоночника, как у Натальи, не выживает, -- говорит руководитель центра реабилитации спинальников «Возрождение-АРС» Иван Марусевич, который сам 25 лет назад повредил позвоночник. -- Многие остаются прикованными к постели на всю оставшуюся жизнь. Нейрохирурги киевской Больницы скорой медицинской помощи сделали Наташе сложнейшую операцию и освободили сдавленный спинной мозг. После этого у нее появилась чувствительность в ногах. Но Наталья сразу была настроена на то, что встанет, вновь начнет ходить. Это самое важное в такой ситуации.

«Если вовремя не сделать операцию, разорванный спинной мозг атрофируется»

-- Я еще немного боюсь подниматься на горку и спускаться с нее, -- говорит Наталья. -- У меня были выбиты плечевые суставы, повреждены позвоночник, кости черепа и таза, левое легкое. За четыре месяца мне сделали шесть операций. Сложили и укрепили сломанные кости обеих рук и ребер. В феврале я неловко оперлась на локоть, а металлическая пластина, которой была укреплена кость, лопнула, рука вновь сломалась. Понадобилась еще одна операция.

Самой сложной операцией была первая, которую нейрохирурги провели через неделю после того, как Наталью привезли в клинику. Врачи решились на это, хотя пациентка находилась в коме.

-- Медлить было нельзя, иначе разорванный спинной мозг мог атрофироваться и тогда его не сшить, -- говорит старший ординатор отделения хирургии позвоночника и спинного мозга Больницы скорой медицинской помощи Алексей Исаенко. -- Недаром в нейрохирургии существует понятие «золотого часа» -- это период времени, в течение которого нужно сделать операцию. Тогда у пациента появится шанс вновь встать на ноги. В случае с Наташей мы не упустили этот «золотой час».

Нейрохирурги сделали два надреза -- вдоль позвоночника и сбоку, за ребрами.

-- Сначала мы правильно уложили нервы в канал, а затем сшили разорванную оболочку спинного мозга, укрепили позвоночник специальной металлической конструкцией, изготовленной в Харьковском институте ортопедии и травматологии, -- объясняет Алексей Исаенко. -- Сломанный позвонок заменили керамическим. Наркоз применили только один раз. Это очень важно для пациентов, которые получили множество тяжелых травм.

-- Вы верили в то, что Наталья будет ходить после всего случившегося?

-- Да. Опыт показывает: если поврежден участок от первого до пятого позвонка поясничного отдела, то восстановление вполне возможно. Кроме того, у Натальи после операции ноги стали чувствовать покалывание, холод… Это был хороший знак.

Глядя на молодую женщину, которая изо всех сил старается ходить, Алексей Исаенко не может скрыть своей радости.

-- Каждый тяжелый пациент, которого мы выхаживаем, становится для нас близким человеком, -- говорит хирург.

-- Алексей Леонидович не раз мне говорил, пока лежала в больнице: «Ты стала моим незапланированным ребенком!», -- улыбается Наталья. -- Но я совершенно искренне считаю его моим вторым папой. Он столько со мной нянчился! Не раз приезжал ко мне ночью, когда случалось что-то непредвиденное, его из-за меня даже отзывали из отпуска.

После долгого лечения в больнице Наташу забрал домой отец. Около двух месяцев она копила силы, чтобы вновь вернуться в столицу, теперь уже для реабилитации.

«Мама, ты ходи!»

Жуткое происшествие изменило жизнь не только молодой женщины. Ее сына пришлось перевести из столичной школы в сельскую, до сих пор он живет у родственников Натальи.

-- На уроке рисования сын изобразил на одной половине листа льва, а на другой -- цветы, и подписал по-украински: «Моя мама -- сила (возле животного) i така красива (возле букета)», -- продолжает Наталья. -- Всякий раз, когда мы говорим с ним по телефону, он просит меня: «Мама, ты ходи!»

Делая нелегкие шаги возле тренажеров, Наталья вспоминает эти слова. И они придают ей сил, терпения и мужества.

-- Из-за нескольких месяцев бездействия у Натальи атрофировались мышцы стоп, -- говорит Иван Марусевич. -- Каждый день их приходится разрабатывать. Это настолько болезненно, что Наталья иногда даже кричит. Но она понимает, что без такой процедуры не будет результата.

-- Благодаря постоянным тренировкам и специальным приспособлениям я самостоятельно себя обслуживаю, -- говорит Наталья. -- Когда отец привез меня в центр, реабилитологи показали, как лучше стать в душевой, как удобнее стирать. Я и на базарчик, который неподалеку от центра, хожу за фруктами. Продавцы меня уже знают, помогают уложить покупки в корзину ходунков, отмечают, насколько улучшилась моя походка.

-- В реабилитационном центре очень душевная атмосфера, -- делится своими ощущениями Наталья. -- Подружилась со всеми. В столовой люди не садятся есть, пока не приду. Беспокоятся, если опаздываю на тренировку. Тут я для многих стала примером. Сейчас в центре проходит курс реабилитации парень, который в одно время со мной находился в Больнице скорой медицинской помощи. Хирурги больницы постоянно говорили ему: «За стеной лежит девушка после сложнейшей операции и не ноет, а стремится встать. Бери с нее пример!» И теперь этот молодой человек называет меня Примерчиком. Увидев мои успехи, он сказал: «Я тоже смогу ходить! Сидеть в коляске не буду, хотя думал, что проведу в ней оставшуюся жизнь». Мне радостно было слышать такие слова.

-- Удивительно, что у Наташи работает правая рука, -- говорит Алексей Исаенко. -- У нее был поврежден лучевой нерв, он очень плохо восстанавливается. Поэтому долгое время рука висела, как плеть, сейчас же она полностью восстановилась. Мы, нейрохирурги, только делаем операцию, которая спасает спинной мозг от гибели. Но если у человека нет желания ежедневно несколько часов тренироваться через «не могу», он навсегда останется прикованным к постели. Известны случаи, когда люди с тяжелейшими поражениями спинного мозга вставали на ноги благодаря своему упорству и нежеланию быть обузой для окружающих. Случается, при легкой травме позвоночника человек сам себе «разрешает» остаться лежачим больным.

В Наташиной комнате на тумбочке в вазе стоит букетик цветов.

-- Меня постоянно проведывают студенты факультета биологии Национального киевского университета, где я работаю после окончания учебы, -- объясняет Наталья. -- Узнав об аварии, декан биологического факультета Людмила Ивановна Остапенко позволила 130 студентам во время занятий поехать сдать для меня кровь, выделила деньги на лечение, надеется, что первого сентября я выйду на работу.

«Ухаживать за спинальными больными так же трудно, как за новорожденными»

-- Наталья очень смелая женщина, -- говорит Иван Марусевич. -- Думаю, трех месяцев ей хватит, чтобы полностью восстановиться. Кроме нее, в нашем центре находятся еще 15 пациентов, за ними ухаживают родные. Если человека невозможно поставить на ноги, его близких людей нужно научить, как вести себя с ним.

Кроме нашего центра реабилитации, в Киеве работает еще один -- в Соломенском районе. А в Крыму, в Саках, есть санаторий, где лечат спинальных больных. К сожалению, больше в Украине нет организаций, где бы помогали восстановиться и адаптироваться в жизни людям, с которым случилось такое несчастье. А ведь ежедневно только в Киеве травмы позвоночника получают два-три человека. Я очень надеюсь, что наш центр вскоре расширится и сможет принимать гораздо больше пациентов, нуждающихся в помощи.

Иван Марусевич не понаслышке знает о проблемах людей, травмировавших позвоночник -- он сам двадцать пять лет назад получил травму ныряльщика.

-- Я повредил позвонки шейного отдела в день своего 19-летия, нырнув и ударившись головой о дно на Десне, -- говорит Иван Марусевич. -- Пережил клиническую смерть, был полностью парализован. Осознать свою неподвижность для меня было очень сложно, ведь я с детства занимался спортом. Мои друзья делали мне массаж, чтобы мышцы не атрофировались, научили стоять, управлять своим непослушным телом. Более того, я занялся делом, открыл фотоателье. А в 1997 году благодаря помощи спонсоров -- завода «Лакма», страховой компании «Интер полис», христианской миссии «Табея» -- при поддержке районной администрации Оболонского района и лично ее руководителя Николая Товкача создал реабилитационный центр.

-- С чего начинается курс реабилитации?

-- Прежде чем поставить человека на ноги после травмы позвоночника, нужно подготовить все его мышцы. Это могут сделать квалифицированные массажисты. Работа со спинальным больным сравнима с уходом за новорожденным.

-- В штате вашего центра нет психолога. А ведь такая помощь тоже нужна пациентам.

-- Да, чаще всего травмы позвоночника получают люди в возрасте от 15 до 35 лет. Их нужно психологически настроить, что жизнь после этого не заканчивается. Если человека нельзя вернуть к активной жизни, его следует адаптировать к передвижению в коляске. Я много беседую с такими больными. Мой личный пример помогает. Несмотря на травму, я женат, у меня двое детей -- двойняшки. Я вожу автомобиль, работаю. Не все здоровые люди успевают за день сделать столько, сколько делаю я.

Иван Николаевич с удовольствием сфотографировался с Натальей: «Очень хочется, Наташа, на твоей свадьбе погулять». Чуть позже женщина призналась нам, что ей с сыном очень одиноко и трудно жить без надежного мужского плеча.

-- Сами посудите: кому я нужна после стольких операций, с такой неуклюжей походкой? -- посетовала она. -- Здоровые красивые молодые женщины не могут найти себе пару, что уж обо мне говорить!.. Но если найдете мне достойного кавалера, буду вам весьма признательна.

Виолетта КИРТОКА «ФАКТЫ»